?

Log in

Previous 20

Jan. 18th, 2020

Внимание!


     Внимание!


Тексты только для чтения - READ ONLY - просьба не совать их в рот или другие части тела с целью проверки слова на прочность.Тексты не преследуют своей целью кого-то, чему-то научить, вызвать восхищение, признание или сочувствие. Не являются так же средством борьбы с мировым злом, если вам нужны подобные средства не ищите их здесь - ИХ ЗДЕСЬ НЕТ! Если тексты не согласуются с чьими-то шаблонами, то автор никакой ответственности не несёт. Обратитесь по месту приобретения шаблона, может вам там помогут. Автор никого и никуда за собой не зовёт - просто делится своим осознанием, к тому же, он не является пейсателем, воином, пророком, лжепророком, просветлённым, протемнённым, борцом с чем-то или обуздывающим чего-то где-то там и т.д. Если вы ищите выше перечисленное, обращайтесь к широкому ассортименту различных инструкторов, гуру, учителей, сект, школ, ашрамов и т.п. в изобилии существующих по месту вашего жительства.

Убедительная просьба не приводить с собой богов, святые писания, духовные учения и других паразитов, питающихся человеческим осознанием, а если уже прихватили что либо из упомянутого, то пожалуйста, оставьте в прихожей за дверью. Уверяю вас, их никто не похитит.
Спасибо.

Дополнение:
Автора как-то спросили не употребляет ли он какие-либо стимуляторы...
Спешу сообщить, что автор больше всего остального ценит трезвость и ясность сознания, и не только не употребляет какие-либо стимуляторы, но даже не курит и не пьёт алкоголь — никогда и ни в каких количествах. Единственный стимулятор, это НАМЕРЕНИЕ. Намерение прожить ночь, а не проспать. Автор просто спит и видит сны, а затем их описывает. Не все, а только те из них, которые сами настойчиво желают быть рассказанными и тогда автор позволяет им использовать себя самого в качестве стенографиста.

Jan. 14th, 2012

Магическая байка

каз про то как Дуо Вань на север ходил.

Значит ушёл добрый молодец Дуо Вань из дома весельчака Хули Она и, движимый предчувствием что наконец-то сбудется его давняя заветная мечта, взял курс на север. А о чём может думать правильный пацан, идя на север? Конечно же о своём — о мужском!

— Мля, вам смешно, — думал Дуо Вань, идя по дороге. — А вот мне как-то не очень! Дуо Ваньке 23 года, кажется что уже целая жизнь прожита, а ещё ни одну лощадку не объездил! Весельчак Хули Он говорил, что благодаря тому, что я еще ни разу не был с женщиной, я и обладаю такой силой да выносливостью. А толку-то, бабу прокатить с ветерком на той силе да выносливости, что, не судьба?

Нет ничего смешного в том, что добрый молодец в таком возрасте был ещё девственником. В те времена, как известно, сексуальная революция ещё не случилась, а бесплатный секс, в основном, был только в мышеловке.

Думал, значит, добрый молодец, думал, где бы приложить свою силу да выносливость, тут на ловца и зверь бежит — девица красавица! Возможно на мгновение, она кого-то и напомнила ему. Например ту женщину в церкви, очень красивую и пылкую вдову, которую весельчак Хули Он показывал ему, когда брал с собой в церковь и говаривал, что мол она влюблена в Дуо Вань до безумия. Хотя не следовало бы забывать, что весельчак Хули Он, был мастер на жестокие шутки. Дуо Вань узнал в девице красавице жену своего покойного друга, точнее его вдову. Когда-то Дуо Вань задолжал ему, тот помер и долг остался не выплачен.
Решил тогда добрый молодец протянуть вдове руку помощи... да чего уж там мелочиться! И протянул он всего себя! Однако, не вдова то была, а ведьма древняя. Только добрый молодец переступил порог её дома и повернулся к ней спиной, та по спине его и похлопала, да так, что лопнули штаны непрерывности его бытия, и отправился он туда, где парит великий орёл. А пока пребывал во тьме той, захоронила его по обычаям древних ведьм. Но Дуо Вань этого уже не ведал.

Вскоре (может и не вскоре, а через некоторое продолжительное время) обнаружил себя Дуо Вань в неглубокой могилке.
Чего он не мог взять в толк, так это то, что воспоминания о встрече со вдовой, которая завершилась его внезапной и скоропостижной кончиной, сосуществовали с памятью о том, как он прожил с ней же несколько лет душа в душу. Ясно помнил тот странный паралич, который приключился с ним, хотя он был совершенно здоров, а затем резко прошёдший сам собой, да и многое другое. А ещё было очень необычно то, что работники, устроившие пожар на его голове, где он незаконно, по их мнению, хранил шляпозаменитель, не отвечавший правилам противопожарной безопасности, не похоронили его как положено, по христиански, а оставили в канаве, как собаку! Но его ум тут же нашёл этому подходящее объяснение — мол, люди решили что семья придёт, заберёт тело и похоронит. Так Дуо Вань думал думки, поправляя могилку со своим мёртвым телом, после чего, влекомый любопытством, отправился домой поглядеть, что да как. Однако, вместо плачущей жены и детей, обнаружил совершенно дикую нелепость — сразу после того как с поля пришли работники и сообщили о его смерти, жена и дети, бросив свой дом, ушли! Ушли, даже не похоронив как следует, мужа, друга, правильного пацана идущего на север, человека в конце концов, который поддерживал её и её детей в трудную минуту...
Мир затрещал по швам. И пришло к нему  озарение, что семья, на самом деле, никуда не делась, а по прежнему пребывает себе в том странном сновидении, которое просто заканчивалось для него самого прямо сейчас. Заканчивалось потому что ведьма, получив с добра молодца силу для поддержания своей вечной жизни, ушла и продолжать творить это сновидение стало некому.
Обнаружив себя всё в той же неглубокой могилке, добрый молодец окончательно проснулся и понял, что смерть его была не физической, а символической. Ещё он отметил, что после этого странного смертного сна, он чувствовал себя сильным и решительным.

Вернулся Дуо Вань назад в дом Весельчака Хули Она, где каждый тут же узнал о том что с ним произошло. И они отнеслись к нему так, словно он никогда от них не уходил. Дуо Вань любил рассказывать историю о том как женщина в церкви, она же лихая вдовушка, или, если хотите, можно называть её древней ведьмой, лишила его невинности. Он смеялся, когда об этом рассказывал, не сожалея ни о чём, поскольку ведьма преподала ему очень много важных уроков, а ещё научила парить чёрным вороном.

Ходят слухи, что некто по имени Кас из Танеды, тоже повстречал "лихую вдовушку" и тоже в церкви. Так вот, во время общения с ней,
по странному совпадению (ли), его также хватил удар, половина тела отнялась, но затем так же внезапно паралич прошёл сам собой. А вдовушка, в компенсацию за все беспокойства, подарила ему крылья намерения. Так что брешут люди, когда говорят что рождённые ползать летать не могут. Но это уже другая история.

Jan. 7th, 2012

Тост

Не дрочите на Христа, вы плохо кончите. Он хоть и является самым популярным селебрити по сей день, но как известно, очень плохо кончил. Почему же вы думаете, что вы  кончите лучше него? Не дрочите на Мансура, и он плохо кончил, он не сгорел в огне изнутри, он сгорел в огне снаружи — его убили и сожгли. Не дрочите на Ахиллеса, он тоже скверно кончил, а как бы вы сами на его месте кончили, если бы вас отымели в пятку? Ни в коем случае не дрочите на бога, потому что бог любит всех нас одновременно, уверяю вас, как бы вы ни фантазировали, у вас так не получится, следовательно вы снова плохо кончите.

Многие наверное видели в зоопарке дрочущую обезьяну. Придите в зоопарк через год, вы увидите ту же обезьяну, и она по прежнему будет дрочить. И ещё через год, и ещё. Вы смотрите на обезьяну в клетке и возможно думаете, что ваше положение лучше? Вы ошибаетесь — потому что думаете. Обезьяна не думает, она просто дрочит, дрочит на всё, что попадает в сферу её восприятия и получает удовольствие, даже находясь в клетке, она никогда не зацикливается на чём-то одном. Не пытайтесь подражать ей. Как бы вы ни старались, в какую клетку вы бы себя не поместили, вы всё равно плохо кончите и при этом даже не сможете получить удовольствие как обезьяна, потому что вы не обезьяна, вы — человек.

Не дрочите вообще ни на кого — расслабьтесь, отрешитесь от себя, ничего не бойтесь. Только тогда силы, которые ведут человеческие существа, откроют вам дорогу.:)


Jan. 6th, 2012

Троя... Двое

Фильм Троя.
Две армии и два воина — Achilles vs. Boagrius, выясняют у кого яйца больше.




И заметьте, делают они это не подобно извращенцам, посылающим вместо себя других, в то время как сами прячутся за тяжёлыми не прозрачными шторами и подглядывают в щель, а как два нормальных альфа самца — встречаются на поле боя один на один и решают этот вопрос (кстати подобных сцен можно увидеть очень много на канале Animal Planet).



Но тут возникает один вопрос, зачем тогда этим двоим армии?
Ответ очень прост. Физический аспект их яиц, то есть видимая часть их мужского достоинства это одно, а вот невидимая, настолько огромна и неподъёмна, что для этого им нужно очень и очень много народа, чтобы всё это мужское достоинство переносили вслед за ними, куда бы они не пошли. Как дворцовые пажи носили вслед за дамами шлейфы от чехлов, в которые дамы себя упаковывали.


Jan. 5th, 2012

300 толпанцев

Один в поле — воин, а 300 — толпа. Какое настроение, намерение может быть у толпы? Такое, какое транслирует в толпу тот один, который в поле воин. Я бы сказал 1 воин и 300 толпанцев. Всегда есть выбор и любой из этих 300 мог бы выбрать быть воином, но все 300 выбрали быть частью толпы — не надо принимать решений, нести ответственность. Но это иллюзия, всё равно ответственность за свой выбор несёт каждый, только осознаёт это чаще всего тогда, когда  бывает уже слишком поздно, как и тот факт, что упомянутый конкретный 1 воин, не воин свободы, а чёрный маг-гей.

Почему чёрный маг-гей?
Я очень сомневаюсь что все эти 300 толпанцев могли сами сделать такой выбор. Только чёрный маг-гей с его извращёнными фантазиями мог заставить 300 здоровенных  мужиков попытаться трахнуть таких же мужиков как они сами, да ещё и превосходящих их в численности. И это вместо того чтобы наслаждаться общением со своими 300 жёнами? Не верю!

Война — это гомосятина.
На полях сражений можно услышать реплики типа "Видал как я его?!" или  "Иди отведай моего клинка!" и много других подобных восклицаний. Клинок, это не продолжение руки, нет, вы можете себе представить чтобы кто-то хвастался длиной своей руки? Типа:

— "Смотрите мужики, а у меня рука длиннее чем у вас!".

Если у кого-то одна рука длиннее другой, то это считается уродством, кто такой бедой станет хвастать? Оружие для мужчин это продолжение куёв, которыми они всё время меряются и выясняют у кого же таки длиннее. Война это мрачная мужская оргия, во время которой они пытаются трахнуть друг друга очень странными способами. Посмотрите сами, на что похожа пушка? Танк? Это же куи с яйцами на колёсиках или на гусеничном ходу. А пушечный залп является эякуляцией, после которой раскрасневшийся и вспотевший стрелок скажет, подчёркивая свой war-газм:

— "Смотри как я точно засадил в цель - их задницы разнесло на куски!". 

Такое явление как война могли придумать только неудовлетворённые мужчины с нетрадиционной сексуальной ориентацией — чёрные маги-геи.

Воины свободы толпами не ходят и вообще в компании не нуждаются. Зачем им толпа, разве управлять толпой или быть её частью это свобода?


Jan. 3rd, 2012

Не Летать - это гопничество!

(Памяти Елены (Эйм) Коваленко)

В среде хиппи 80-ых она была известна как Багира из Одессы. 
Когда-то давно, в далёких 80ых, она дала мне свою фотку на память:




На обратной стороне которой, она зачем-то написала:



Возможно она написала это для себя самой, как памятку, что-то из воспоминания о будущем?

Может быть иногда она просыпалась во сне, и осознавая что спит, подходила к окну, выпрыгивала, и летала?...  — "О, это так  здорово!... Но знаешь, случалось что я не могла понять сплю я или нет. Мне было страшно... а вдруг это не сон!? Недавно приснился кошмар, я выпрыгнула из окна, как обычно во сне, но не полетела, а упала  и разбилась!..."

Тут я осознал что это грёза и грёза мгновенно развеялась, не позволив мне сказать ей, что тот кошмар не был сном — её нашли под окном, из которого она выпрыгнула, ещё в  Сентябре 1995 года.

Теперь за окном Январь 2012 года, а  прыжок Багиры всё ещё продолжается — она словно кошка, перепрыгивает с одного островка памяти на другой, в бурном потоке загадочной и непостижимой реки сознания.


Nov. 22nd, 2011

Сон маленькой деревянной лодочки

Говорил с кем-то во сне
Не словами...

Я был парусником
А она озером.
Скользил по глади её вод
Что переполняли чашу
И переливаясь через край
Стекали куда-то вниз.

Парусник уносило течением к краю
Обрамлённому тесницей деревьев.
Трещали и ломались ветви.

Птицы среди листвы...
Или это мысли превращались в птиц?

Сорвались с места и разлетелись...

Вороны тучей взлетели с деревьев
И в едином порыве ударились оземь.
И там на земле, и остались
Тысячи тел, разбитые в пух.
Мне захотелось сказать  ей
Что однажды лишь слышал
О великом падении птиц...
Но смотрящий навылет глаз ворона
Уже затопила пустота.
Она растворила все слова
Остался только нос
Маленькой деревянной лодочки
На которой я плыл.


Sep. 4th, 2011

На крайнем севере души

— Ты помнишь что сказал тогда?
— Помню.
— Повтори.
— Я сказал, что так одинок на крайнем севере души.
— Теперь ты не одинок, теперь я с тобой. Пойдём со мной.

Она была слева от меня
И была частью меня.
Я обнимал её
Прижимал к себе ещё крепче
И выглядывал из неё любопытством.
Мы были одним целым
Когда шагнули из тьмы на свет.
Упали на землю
Но не разбились
А заскользили над.
Затем нырнули ввысь
Но не утонули
А погрузились на дно
Усеянное звёздами.
Где и заснули
Забылись
Под пристальным оком Луны.


Jul. 23rd, 2011

Сны глубокого вздора и чистой чепухи (продолжение)


13.

В коридоре больницы врач со шприцем в руках, собирается сделать себе укол в предплечье. Подхожу к нему, и указывая взглядом на шприц, спрашиваю:

— Что это?

Тот отвечает:

— Раствор сосульки ржавого гвоздя.


14.

Кто-то водил меня по незнакомому городу, очень близкое мне существо. Ходили по разным местам, которые казались знакомыми, где я почему-то плакал. В каждом из таких мест оставались до тех пор, пока я выплакивал из себя что-то чужое, затем шли дальше...

Переходили дорогу...
На другой стороне улицы многолюдное шествие. Спутница говорит:

 — Смотри, видишь похороны? Это ребёнка хоронят. Он умер от того, что не смог дышать сам.

Пришли в дом бабушки. Она встречает меня на пороге с улыбкой. Её глаза лучатся радостью, в них столько живого тепла и чувств, тем более странно, я ведь помню что она умерла несколько лет назад. Крепко обнимаю её и в этот момент вдруг осознаю, что на самом деле не испытываю к ней вообще никаких чувств!

("А может быть это умер я?!"...)

Прошёл по коридору на кухню. Остановился у низкого холодильника... Только сейчас ощутил что что-то сжимаю в правой руке — это большущий пучок свежего зелёного лука! Положив на крышу холодильника, вспомнил откуда он у меня.  Я взял его в доме матери в другом сне, который приснился мне пару месяцев назад!


15.

Яйцо в человеческий рост и молния-трещина... пронеслась по белой поверхности, прочертила горизонт и через просвет открылось, что внутри яйца — продолжение улицы... по тротуару что-то быстро пронеслось, поднимая пыль и выплеснулось наружу... невидимое грубо схватило меня за руку, с силой дёрнуло и швырнуло, как тряпичную куклу, на тротуар! Ошеломление и контузия от неожиданности и удара всем телом о землю. Встал, осмотрелся по сторонам... Никого.
Яйцо тоже куда-то исчезло.

Стал просыпаться. Потянулся за блокнотом чтобы записать сон, но вместо этого заснул... Стою на той же улице, на том же самом месте, с блокнотом и ручкой в руках и записываю... На текст тяжело шлёпается и разбрызгивается большая клякса птичьего помёта! Текст поплыл и потёк с листа.

"Что бы там не вылупилось из яйца, но оно, вот только что нагадило прямо в мой блокнот!" — эта мысль рассмешила. От смеха проснулся. За окном из темноты доносилось громкое карканье — вороны смеялись вместе со мной, в очередном "пробуждении"...


16.

Бреду по холмистой равнине...
Натыкаюсь на патруль римских легионеров. Без боя не уйти. Подбираю с земли древко, ломаю на две части и отбиваюсь от атакующих. Одного ткнул в живот, другого ударил по голове...

Центурион заметил вслух:

— Он сражается не как варвар, а как римлянин!

К легионерам идёт подмога... несколько  лучников... нужно уходить...
Превращаюсь в чёрного ворона! И взлетаю. Тяжело взмахиваю крыльями, идя на подъём, словно по ступеням  небесной тверди. Парю прочь от летящих стрел. От одной уворачиваюсь, другие не долетают. Впереди огромные серые полотнища колышутся на ветру и словно занавес преграждают путь. Ныряю вниз и лечу у самой земли. В промежуток между полотнищем и поверхностью, как через трещину, за кулисы этого сновидения...


17.

Эскалаторы, уровни, проходы, тупики... Ходили, бродили и разминулись.
Звал её, звал... Обыскивал вниманием каждого прохожего, но она затерялась в толпе.

Подумалось: " Сама найдёт дорогу в пробуждение, чего беспокоиться".

В очередной раз поразился размерам этого сооружения, вспомнив что бывал здесь уже не однократно и когда-то назвал это место: "вселенское метро". Пара эскалаторов вела вверх. Поднялся по движущимся ступенькам, свернул налево. Ряд скамеек. Несколько человек сидело, кто-то стоял у стены. Это крыло заканчивалось тупиком. Вернулся назад и пошёл на право. Белая дверь в стене. Слева от двери на стуле, сидела женщина лет тридцати. Она смотрела прямо перед собой взглядом "погруженной в себя как в чтение книги".

Я резко открыл дверь...

Женщина в тот же миг метнулась ко мне и схватила меня за икру левой ноги. Ощущения... как будто схватили за "яйца души"! Любопытство сразу куда-то улетучилось, осталось только одно желание, чтобы она побыстрее отпустила.
Дверь мгновенно захлопнулась, сама, как от сквозняка, хотя ветра не было. Успел заметить красные керамические ступени, ведущие в низину и безлюдный мир, пустынный до самого горизонта.


18.

Разруха... пыль... война. Люди бегут, кто куда. Мимо нас, один за другим, проехало два старых "запорожца", передняя часть деревянная и колёса от телеги!

— И чего люди не по навыдумывают чтобы спасаться не пешком! — говорю своему товарищу.

Идём вверх по улице...
Отмечаю что город был когда-то красивым с удивительной архитектурой. На площади фонтан выстрелил струями воды в высь — война его не тронула. Небо пасмурное, давит тяжёлыми тучами. Упали первые капли дождя. Ледяные, обжигают холодом. До дома далеко. Бежим вперёд в поисках укрытия. Справа высоченный гротескный храм. Ступени ведут к широко распахнутым дверям. Взбежали по лестнице. На бегу обратил внимание, что мы одеты в одинаковые чёрные брюки и чёрные рубахи. Откуда-то сверху пролились чернила, потекли по стёклам защитных очков неровными полосами. Вязкое будто слизни проползли, оставляя следы. Нашёл умывальник. Мою стёкла очков, отмываются с трудом. Обращаю внимание на руки и замечаю надетые на них носки.

"Хорошо хоть успел носки надеть, иначе пришлось бы и руки отмывать!" — мысленно похвалил себя за находчивость.

Дождь закончился. Наконец-то, после долгого отсутствия, возвращаюсь домой. Огромный двух-этажный особняк. Не припоминаю чтобы у меня такой был, но точно знаю что это мой дом. На пороге незнакомый здоровенный мужик восточного вида — теневой делец. Смотрит на меня сверху вниз, презрительно, как бы спрашивая своей приподнятой мохнатой бровью: "Чонада?".
Знаю что он тут всем заправлял, пока я отсутствовал. Накатила волна возмущения. Говорю громко и сердито так:

—  Фигасе, устроил тут притон. Поплатишься за свои дела!

Тот вдруг испугался, стал метаться по комнатам, собирая вещи и вскоре выбежал из дома.

Выхожу во двор. Серые блоки разбросаны повсюду... Забор разрушен! Стена, построенная собственными руками, развалена. Вернулся в дом и спрашиваю подругу, что случилось со стеной. Молчит, на меня не смотрит... явно что-то утаивает. Прошу чтобы рассказала кто развалил стену. Она спокойно и невозмутимо выходит из дома, уходит от ответа. Я за ней... Начинаю сердится, кричу на неё, требую чтобы ответила. Она с прежним спокойствием указывает на разрушенную стену и говорит:

— Приснился мне сон, что один наш знакомый, говорил о непрочности этой стены. Ну и в подтверждение своих слов, он толкнул стену, та и развалилась.

Время шло к вечеру...

— Может ещё успеем как-нибудь восстановить стену до темноты? — спрашиваю её. — Хотя бы просто поставим блок на блок, а то как-то неуютно, всё слишком открыто, прямо душа нараспашку...

Внимание привлекло движение справа... Мужик средних лет, с обыкновенным зонтиком однотонного кирпичного цвета, завис в воздухе метрах в пяти от земли на фоне безоблачного неба. Колышется на ветру и наблюдает сверху за нами. Что-то потянуло меня за руку... Смотрю и у меня в руке зонтик, такой же как у него, только совсем маленький, тянет меня и уносит в небо... назад к земле... и снова в небо. От прежней озабоченности и рассерженности и следа не осталось. С ощущением лёгкости пролетаю над трех или четырёх-этажными бетонными кубами домов с плоскими крышами и ныряя то вверх, то вниз, медленно просыпаюсь от внезапно нахлынувшей волны беспричинного смехотрясения.


Jul. 2nd, 2011

Сказ про Сно-бабу. Стихосноплетение четвёртое

Сно-баба стояла у дома прямо под своим окошком, когда громкий гул нахально захватил и угнал её валенки внимания! Гул быстро набирал силу и вскоре она была, в буквальном смысле, вдавлена в землю, уже нестерпимым рёвом. Сно-баба выругалась и почесала макушку головы, с которой, как ей показалось, содрал скальп, низко пролетевший невидимый истребитель. Звук словно врезался в неё, после чего резко оборвался.

 "Ещё один такой знак и можно инвалидом стать" - подумала она, глядя вслед воображаемой серебристой птице.

Однако, не знаком это было, и не приметой. Что-то изменилось... только не понять ей что, всё вокруг вроде как и прежде... В следующий же миг осознала она что было не так — звук "разорвал" мир надвое! Слева всё было совершенно обыденным, а справа — гигантские кранты! Они нависали над ней разинутой пастью, покачиваясь и заслоняя собой всё пространство. Острые клыки... яд каплей страха, сорвался и упал на Сно-бабу, разбившись в мысль о том, что кранты вот прямо сейчас и сожрут её! От испуга Сно-баба закричала, но вместо крика, обнаружила что потеряла дар речи. И тогда она развернула свои валенки, и помчалась со всех ног домой. Но кранты не отставали ни на шаг, по прежнему находясь справа от Сно-бабы, как будто были прикреплены к ней, каким-то непостижимым образом. Сно-баба свернула в подъезд, взбежала по ступеням, толкнула дверь, хорошо что та была не заперта, иначе она б её вышибла или расшиблась сама! Влетела в свою комнату, к окну, где и ушла от неё последняя надежда, за которую она цеплялась всё то  время, пока бежала — что тут, в своей комнате, кранты от неё наконец-то отстанут. А вместо этого,  обречённо убедилась в обратном — кранты всем своим видом внушали не только дикий ужас, но и осознание того, что больше они никуда не уйдут и мир так и останется для Сно-бабы разделённым надвое навсегда, потому что на этот раз:

"Ой, попала я!!!
И в головушке моей таки случились...
Как их там...
Изменения необрати-Мы-Я?".

Сно-баба впала в неконтролируемую истерику, а когда это не помогло, расплакалась от отчаяния как ребёнок. Так, в объятиях нестерпимого ужаса, прошло несколько долгих минут... Рассмешила, вдруг пришедшая в голову нелепая мысль. Сно-баба подумала о том, как она покажется в таком виде матери — с гигантскими крантами, как бы растущими прямо из неё...

Возможно, что эта перемена в настроении и привела всё в норму — кранты втянулись куда-то за спину и мир больше не выглядел разделённым надвое. Только Сно-баба больше не верила своим глазам, она знала, что кранты никуда не ушли, они просто свернулись кольцами и тихо дремлют в ожидании.

— "... Не нужно было убегать. Следовало развернуться к змее лицом и прыгнуть в её пасть, ты же сама хотела отправиться в другой мир..." 

Это прозвучало в голове то ли как голос, то ли как мысль. Нет, это точно не было её мыслями, в этом Сно-баба была уверена, то что говорил голос, было продолжением разговора, о котором она совсем забыла! Ещё до того как начался тот гул, голос задал ей вопрос:

—"Чего ты хочешь?"

И Сно-баба отвечала, что намерена отправиться в другой мир. И чуть не отправилась, за ней уже выслали колесницу!

На следующий день рассказала обо всём плетуну.

— Дура баба, чего ж испугалась-то? —  молвил плетун-говорун, — Это ж Кундалини!

Верно, куй в долине, — подумала Сно-баба, — Куй в долине свой мечь безмолвия, рассекающий мир надвое... и подальше от населённых пунктов, чтобы потом мать не приставала с расспросами, почему это, соседка видела как Сно-баба улепётывала со всех ног от неизвестно(ко)го, и на ней совсем лица не было...

Jun. 4th, 2011

Сказ про Сно-бабу. Стихосноплетение Третье

Мысль выпрыгнула с балкона...
Нырнула в пустоту
Как с пирса в море.
Зависла на мгновение, набирая вес.
Отяжелела...
И наконец, грузно рухнула вниз.

Дальше пошла пешком.

Смотрит на кисти рук...
Жёлто-зелёные веточки и листики — молодые побеги, растут прямо из кончиков пальцев!
Разглядывает...
И медленно рассеивается во мраке.

"Земля соберёт... Земля оживит мя...".

Легла где стояла.
Спиной на рыхлую почву, лицом во тьму неба.
И забросала себя землёй...

 "Сей-ночь-я — дерево!", — решила Сно-баба, прислушиваясь к нарастающему из далека гулу, что не слишком умело маскировался под звук пролетающего плетуна-самолёта.

Затем случился оглушительно громкий хлопок у левого уха и тут же, внезапный взрыв звона разбившегося стекла у правого...
По голове трижды постучали — такой резкий "полицейский" стук в дверь... мол, пипец, вот за тобой и пришли!!! И у Сно-бабы возникло странно знакомое предчувствие, что то, что грядёт вслед за этим, обязательно заставит потерять дар речи, как бы специально для того, чтобы она не смогла этого запомнить и рассказать другим.

В вышине, прямо над головой Сно-бабы, чья-то невидимая рука медленно водила увеличительной линзой по небосводу ночи и внимание Сно-бабы устремилось вслед за ней.
Смотря сквозь эту линзу, как через иллюминатор, можно было наблюдать недоступные глазу космические дали — поверхность Луны, её кратеры, горы и моря. Облака Юпитера и его веками бушующее большое красное пятно урагана. Когда же линза выявила ужасный шрам на лице Марса и переместилась чуть правее красной планеты, то почти что беззвёздный участок неба, вдруг расцвёл, словно салют, звёздными скоплениями — сверкающая алмазная пыль на фоне чёрной ткани космоса... до самого горизонта... что уже озарялся началом нового дня! И предрассветные кранты жадно потянулись первыми лучами солнца к Сно-бабе, с явно недобрыми намерениями.

Сно-баба вскочила и затопала ногами.
Посмотрела на руки...
И сложив две дули, погрозила ими заре:

— "Сей-ночь-я — дерево!". 

Отряхнула своё неглиже от земли да пыли.
Подтянула валенки и умчалась прочь.
Туда, где суета дня не помешает расти дальше.


May. 20th, 2011

Катапульта чувств

Эта часть судна не покрыта водой, но местами присыпана землёй.
Стоим на носовой палубе затонувшего корабля и тянем за верёвку.
Другой же её конец, привязан к носу "утопленника".
 
Смеюсь и говорю:

 — Мало того что корабль неподъёмный, так ещё и мы стоим на нём.

Босые ноги на сером песке... мои.
Море цвета синьки.
Деревянные дома на берегу.
Не знаю кто я...
Не помню как попал сюда...
И где был до этого.

Кто-то сопровождает...
Показывает, рассказывает.
Знакомит с местностью.

По морю медленно проплыл большой плот.
Следом быстрая лодка.
Гребцы налегают на вёсла.

Спутник прокомментировал:

 —  В деревне нет ни лодок, ни плотов, а те что ты видишь, из других краёв и на остров никогда не заходят.

Я уже долго здесь и откуда-то знаю, что пришло время покидать остров.
Предчувствие грядущего путешествия возникает каждый раз когда смотрю в морскую даль.
И печаль от осознания того, что навряд ли сюда вернусь.
Предлагаю своему спутнику идти со мной.
Привык к нему и так не хочется расставаться.
Говорит, что не пойдёт и что его место здесь.

Собираюсь в путь...

Спутник дал мне маленький компас.
Компас совмещал в себе так же и часы.
Кручу, верчу — не могу сообразить что к чему...
Разобрался.
Север на два часа.
Это в направлении моря.

Спрашиваю:

— Как же я перейду море, без лодки?

Объясняет, что море можно перейти по мелководью, по подводной горной гряде:
 
— Посмотри в воду, хребет можно легко разглядеть.

И действительно, вижу горы под водой.

Дал мне карту...
Рассматриваю... очень древняя.
В этот момент взрывает вспоминание!
Припоминаю кто я и откуда.
Свой мир, близких мне людей.
И эти чувства катапультируют меня домой...

Эта часть тела не покрыта одеялом, глаза прикрыты веками...
"Стою на носовой палубе "утопленника"
Тяну за верёвку мысли...

Проснись... Пробудись...
Будь здесь!


May. 4th, 2011

Стук в дверь

Стук в дверь...
Пробудил во сне.

Иду через комнату.
По пути отмечаю, что квартира вроде бы та...
(из детства)
Только всё не на своих местах.
Входная дверь почему-то в углу.
Где всегда стоял телевизор.
Подхожу и заглядываю в глазок.
На лестничной площадке никого.
Давление на дверь с той стороны.
Зачем-то отпираю.
Дверь распахивается силой...

Входят двое!

Животом чую опасность.
Словно смерть впустил.
В собственный дом.

Один из них... узнаю его.
Друг из детства.
Хотя никогда не видел его взрослым.
(но он вполне мог бы выглядеть именно так.)
Другой — незнакомец.
Крупное лицо, запоминающиеся черты.
На меня не смотрит.
Молча следует за первым.

"Друг детства" очень сердит.
Как будто ему что-то задолжали.

"И я к этому как-то причастен?"

Подошли к журнальному столику.
Что у стены напротив.
"Друг детства" посмотрел на радиолу.
Покрутил ручки, приподнял, оценивая вес...
Поставил на место.

"Эта радиола — настоящий антиквариат.", — попытался я завести разговор.

Не обращают внимания.
Проследовали в следующую комнату.
Остановились у письменного стола.
"Друг детства" сгрёб с него стопку книг.
В большую сумку.
Вспомнилось, что на полке есть ещё книги...
Чувство досады... — "Если взяли эти, то заберут и те."
Собирался когда-нибудь перечитать.

Затем он открыл дверцу тумбочки.
В слепую пошарил рукой в поисках чего-то ещё...

"У меня вроде ничего ценного и нет, кроме... жизни", — от этой мысли стало совсем жутко.

Не найдя ничего, что можно было бы взять
Тот стал медленно оборачиваться в мою сторону...

— Э, ребята... вы чего?...............

Кажется, у меня сердце остановилось...
А вместе с ним и весь мир.

Это было похоже на "flatline".
Звук такой... непрерывный.
Напоминает то ли писк то ли...
Гул-л-л-л-л...
И мир превратился в сплошной звук "эль".
Став при этом неподвижной плоской картинкой.

А затем пришло нечто...
Совершенно неописуемое.

Точнее прилетело.
В сопровождении мелодии.
Простой напев из нескольких нот.
Впорхнуло в открытое окно.
И расположившись на подоконнике
Парализовало...
Держало мою жизнь "в своих руках"
Мгновения целую вечность.
Собираясь унести её с собой.
Но почему-то передумало.
Оставило и улетело прочь.
Туда же откуда и пришло.

Тонкие оранжево-красные линии...
Струятся... как будто... из глаз.
Встречаясь с предметами, переламываются.
Меняют направление.
Осязаю ими то, с чем они соприкасаются.
Можно потрогать ими всё вокруг...

... Вокруг восход.
Оранжево-красное солнце.
В нём ещё одно — маленькое.
Белёсо-жёлтое и ослепительно яркое.
Движется влево...

Пока очередной стук в дверь
Не заставил его замереть.

Apr. 15th, 2011

Вырванная страница

"... С холма смотрю на свой городок — его заполонили ящерицы!
Разноцветные, но в основном красные и зелёные. Вот, только что, по моей ноге пробежала красная ящерка и заструилась по земле вниз в направлении города..."

"... Они повсюду! Их количество растёт день ото дня..."

"... Возвращаясь в город, обычно прохожу через дыру в заборе-сетке, но сегодня любопытства ради взобрался на земляную насыпь, хотел заглянуть в яму что рядом с забором и посмотреть насколько уже глубоко её выкопали..."

"Совсем не глубокая, метра полтора не больше... Вдруг земля под ногами задвигалась и стала оседать... Потерял равновесие, упал и скатился в яму. Присыпало землёй, не могу пошевелиться, ощущение давления на всё тело будто в ковёр закатали. Хорошо хоть могу дышать — часть лица осталась на свободе.
В голове пронеслась мысль, что те кто копает эту яму, будут очень недовольны..."

"... Наконец-то пришли люди и откопали меня..."

"... У моего соседа, ящерицы уже заполонили весь дом! Фактически выжили его. Он уже несколько дней живёт на улице. Говорит: — "Их хоть пожарной лопатой выгребай, всё равно всех не выгрести!"

"... Сегодня проходил мимо прилавка в центре города. И в этот момент, камень величиной с футбольный мяч, врезался в рекламный щит и разбил его в щепки. Я заметил что камень прилетел со стороны холмов. А продавец, оптимист по жизни, смеётся и говорит: — "Это всё ерунда и щит можно новый установить. Главное чтобы у них всё получилось и чтобы они сумели остановить проникновение ящериц со стороны холмов..."

"... Не знаю что произошло с миром, но проснувшись сегодня,  я не узнал свой город...
Это больше не город, а лагерь. Но самое странное я увидел, когда посмотрел в небо. Небеса были тёмно зелёного цвета!"

"... Нас здесь много... Видимо переправляют сюда из разных мест. Мне сказали что это работорговцы из другого мира..."

"... Сегодня видел как одного из пленников привязали к столбу и издевались над ним. Избивали и плевали...
Я кинул в мучителя камень, но не попал. Они искали меня повсюду... Мне удалось спрятался за нагромождением из ящиков..."

"... Городок лишь похож на мой, но теперь я вижу что это довольно таки не точная копия. Одно ясно, нас похитили и переместили в другой мир, только не известно зачем..."

"... Сегодня небо потемнело как перед грозой и казалось ещё больше позеленело. Все охранники спешно покинули лагерь. Предчувствие надвигающейся угрозы наэлектризовало атмосферу в лагере. Все в панике куда-то бегут. Карабкаюсь вверх по земляной насыпи и вижу изогнутый хлыст янтарно-золотого смерча. Смерч движется на нас... рыщет... он живой! Теперь стало понятно для чего нас сюда привезли — для жертвоприношений. То что выглядит как смерч, на самом деле гигантский всепожирающий
небесный змей!.."

Сон о золотой пыли

Не знаю кто я или кто мы
Но нас уже трое...
Мы движемся вместе с домом
В котором живём.
Через границу и обратно.
Перевозим золотую пыль...

Я — молода и слепа.
Однако, иногда вижу...
Не глазами, а неким внутренним зрением.
Кое-кто пользуется моей слепотой.
Шутки ради, перекладывает предметы с места на место.
Ему смешно, когда я не нахожу их там, где оставила.
В один из таких моментов ко мне впервые пришло видение.
Я и поймала его за руку...

Дала ему прозвище — "Доставало".

"Доставало" — скупщик.
Скупает где-то за бесценок золотую пыль.
И никогда не говорит где.
Вся прибыль, конечно же, достаётся ему.
А нам перепадают лишь жалкие крохи.
Ругаюсь с ним.
Требую чтобы рассказал, где берёт золотую пыль.
И это очень его злит.
Как-то раз, даже хотел меня побить, но сдержался.
Я увидела это своим внутренним зрением.
Его побелевшее от злости лицо и сжатые кулаки.

И наконец "Сопровождало".
Молчалив и замкнут.
Он как будто сам по себе.
Наблюдает, но не вмешивается.
И сказать о нём особо нечего.

Кто-то стучал?

Распахнула дверь, "выглянула" наружу.
От крыльца деревянные ступени ведут вниз.
В туман... земли не видать.
И вокруг ни души.

Знакомый запах...
Здесь кто-то есть.
В доме посторонний?
"Вижу"...
За столом сидит человек.
От него веет чем-то таким...
Знакомым и родным!

— "Откуда я могла бы его знать?"

Смотрит на меня грустными глазами.
И пьёт воду из жестяной кружки.

Вдруг узнаю его!

Он же тот, кого я не видела с самого детства!
И теперь он вернулся.
Только почему-то...
Всё никак не решится в этом признаться.
Как давно он здесь, сидит и наблюдает за нами?

Говорю ему:

— Я знаю что ты здесь и уже помню кто ты.

— И кто же я? — спрашивает он.

А вместо ответа, меня накрыло грозой.
Плачу от радости и не могу остановиться...

Не известно кто я или кто мы
Но нас уже четверо.
Мы движемся вместе с домом
В котором живём.
Через границу и обратно.
Перевозим загадочную золотую пыль.
При этом сами не знаем
Что же это такое.

Apr. 1st, 2011

"Капля"

В подземном мире мне подарили небесно-голубую "каплю" —  прозрачный камень, в форме вытянутой виноградины, размером с фалангу мизинца, гладкий со всех сторон, будто вылизан морем. Я отказывался, говорил что у меня такой уже есть, рылся в кармане в поисках. Наконец, нашёл и показал, но на моей ладони оказались лишь грубые осколки различных камней. Взял "каплю", рассматриваю, в ней дырочка с неровными краями.

Заглянул в отверстие...

На краю скалы собрание камней. Среди них и мы, я и она — тоже камни. Нас спеленали шалью из паутины нитей солнечного света и бросили вниз.
Летим... В бездонное чувство разлуки со скалой. Хочется снова обнять её, стать с ней одним целым, как прежде — массивными и неподвижными, устремлёнными в небо, что кружится, сверкает звёздами, меркнет, вспыхивает молниями, обрушивается метеорами, проливается дождём, ухохатывается громом...

Но нам падать ещё целую вечность!

Внизу на выступе спит тень... Обернулась в чёрного кота.
Кот насторожился — большие фиолетовые глаза поймали вопросом:

— Что ищешь?...

Кажется "Я" проснулось...
Хотел снова заснуть, но громкое кошачье мурчанье было повсюду, наполняло собой сумерки и вызывало нестерпимую щекотку где-то в районе затылка... чуть позади... за пределами физического тела. Пришла мысль превратиться в котёнка, даже представил себе как отталкиваясь задними лапами от кровати, спрыгиваю на пол и лечу...

Но падение длится целую вечность...

Мы стояли у окна... Как вдруг, за окном не унылый серый двор детства и соседние хрущовки напротив, а солнечный пляж и море! Большой воздушный шар приземлялся на песок, стелился по берегу яркими, цветными полосами и узорами. Двое молодых людей — парень и девушка, суетились возле, готовились снова в полёт...
Я посмотрел на свою спутницу и произнёс:

—  Эх, если бы мы только смогли, ещё тогда, когда были так же молоды... — На меня неожиданно обрушились всей своей тяжестью годы, прожитые в суете, невежестве, в борьбе за выживание и вызвали внутренний гром. Он прокатился по всему телу дрожью, едва не пролившись дождём, который с трудом удалось удержать за окнами глаз. Смотрю на неё, не скрывая своих чувств, хочу чтобы она заметила.

Она заметила.
Посмотрела на меня совершенно спокойно и невозмутимо, и сказала:

— "С таким настроением, тебе не следовало сюда приходить".

Мелькнула мысль: "Она совершенство без жалости!". Но вслух, жалко и не искренне оправдался:

— Извини, само вырвалось, — а в душе, во всю обвинял её в бессердечии...

— Подобные чувства как мешки с песком на воздушном шаре, — Она указала взглядом в окно на тех двоих и добавила:

— Им падать ещё целую вечность...

Утро... Странно, не могу вспомнить как и когда проснулся. Погода просто волшебная — всё как во сне, освещение за окном... Наверное пойдёт дождь. Самое время притвориться что это сон. Ходил по комнате, бросал короткие взгляды на окружающие предметы. Сознание поплыло...

Ночь... Не могу вспомнить как и когда лёг спать, а так же и то, как прошёл день. Не может быть чтобы всё это просто приснилось!... Я на самом краю кровати, должно быть ворочался во сне и...

—"Не хватало ещё свалиться на пол, как бывало в детстве!".

Попытался отодвинуться от края, но упал на пол, на левый бок, ушиб руку и похоже всю левую сторону тела. Онемело. Падение завершилось лицом в коврик, едва успел выставить перед собой правую руку. Ощущение беспомощности...
Вспомнился прошедший день и то как удалось добиться изменённого состояния сознания, просто притворившись что во сне. Попытаться поднять себя мыслью... Удалось.
Проследовал в салон. Слева, заметил двух посторонних. Почему-то ошпарило страхом:

— "Они совершенно осознаны!".

Но меня, кажется, не заметили... или только делали вид.
Метнулся к окну — там больше света. Стал жадно пить свет вниманием, чтобы продлить своё существование, а когда выпил всё, открыл дверь на улицу.
Снаружи могучий ветер... Только и ждал, чтобы ворваться в распахнутую дверь. Подхватил и унёс ввысь — туда, откуда падал ещё целую вечность, до самого рассвета, пока наконец не проснулся.


Mar. 11th, 2011

Точка

Облачно...
Серое небо.

Масло. Холст.

Отложил кисть...
Отошёл на несколько шагов назад.
Осмотрел...

Вдруг из ниоткуда
Неясный силуэт.
Сделал выпад в мою сторону.
Ткнул меня в грудь... клювом!
Я отпрянул, едва успел.
Укрылся за чей-то спиной (кто-то был рядом).
Странно...
Не заметил присутствие прежде.

Тени. Сновидение.

Крадусь через сумерки леса.
Стволы деревьев.
Ни листвы ни ветвей.
В руках обыкновенная палка.
Делаю одно круговое движение
Против часовой стрелки.
И колющее движение
Вперёд и прямо...

Ступил в ручей
Прозрачные воды.
На дне глаз Гора
Выложен из гальки...

Отражения. Течение.

Странное существо склонилось...
Похож на лохмотья человека.
Взмахивает руками... Движется...
Что-то бормочет...
Взбивает ветер из воздуха:

— "Ты будешь лететь и видеть сны...
     И летать в этих снах."

Земля заходила под ногами...
Залез на ветки огромного поваленного дерева.
Повыше и подальше от вибрирующей поверхности.

Точка в небе — чёрная ворона.
Села на ветку рядом.
Оглушила карканьем.
Захвачен её настроением — каркаю вместе с ней.
Ныряю мыслью в водоворот вороньих глаз:

— "Возьми меня в ученики. Научи быть собой!"

Звёзды. Ночные небеса.

Чувствую себя пёрышком
Что парит и кружит над Землёй.
Уносит всё выше и выше.
Земля плывёт в звёздной реке...
Так захотелось её объять
И плыть вместе с ней.
Но я всего лишь точка.

Стал огромным...
Обнял её — едва не задушил.

Тушь. Бумага.

Макнул перо...
Отошёл на несколько шагов назад.
Осмотрел...
Точка.

Mar. 6th, 2011

Настольные игры (Сны глубокого вздора и чистой чепухи)

Собрались с сестрой, которой у меня никогда не было, поужинать. Достали из коробки пиццу...
Как вдруг, откуда ни возьмись, несколько солдат и с ними командир!
Выпрыгнули из засады и с криками "В атаку!" бросились на нас.

"И как такие маленькие смеют нам угрожать?!"

Прихлопнул их картонной коробкой от пиццы...
Они вышли из строя, выкатившись шестерёнками — роботы!
Командир выжил. Превратился в странного вида четырёх колёсник и покатил на нас, с намерением переехать нам ноги.
 
С перепугу по запрыгивали на большой обеденный стол. Взгляд поскользнулся на зеркальной, тёмно-коричневой поверхности и вылетел на самый дальний край стола, что выходил прозрачной дверью на парк и старый кинотеатр. На аллее зажглись фонари. Мимо прошла большая чёрная собака, кажется это был доберман.

Сестра проследила за ней недовольным взглядом и с раздражением сказала:

— Конечно же, соседу эта собака понравится и он оставит её у себя!

Вслед за доберманом прошёл пинчер. За пинчером собака поменьше, короткошерстная дворняга, жёлтый окрас.

Под столом заверещала птица...

"Наверное ей снова удалось поймать индийского скворца", — подумал я, ожидая увидеть сестру, победно вылезающую из под стола, с птицей в руках.

Ошибся.
Смеюсь и говорю:

—  Скорее птица поймала тебя!

Сестра, согнувшись пополам, вылезала из под стола, а индийский скворец сидел на её спине, цепко держась коготками за вытянутые синие нити её вязаной кофты как за поводья.
С птицей на спине она прошла к холодильнику. По пути, из под её ноги выскользнуло несколько колёс и шестерёнок, окончательно побеждённого командира. Открыла дверцу и достала варенье. Сразу стало понятно, что теперь мы будем пить чай, потому что следующий ход наш.

Mar. 5th, 2011

Зелёный лук

Ходил в родительский дом.
Утомился в пути.
Так захотелось прилечь и отдохнуть.
Развалиться как дома на диване, потянуться...

Сел на пыльный асфальт у автобусной остановки.
Ноги задрал выше головы и уперся ими в столб.
Спиной и локтями облокотился об бордюр.
Удобно так!
Чувствую умиротворение и покой...

Несколько прохожих стали агрессивно подшучивать.

Брат появился как раз вовремя и вступился.
Они переключились на него, сказали что-то оскорбительное в его адрес.
Я вскочил и грозно потребовал чтобы обращались к нему вежливо и по имени.
Брата зовут Владимир, он владеет этим миром и может вычеркнуть их из своего описания...

Брат слушал меня внимательно, не перебивая.
А я только сейчас осознал, что описываемые мной события реально оживали, благодаря моему же рассказу!
Я уже находился в родительском доме.
Зашёл всего на минутку, взять... не помню что...
Совсем заболтался!
Наверное зелёный лук, потому что в руках держу пучок зелёного лука.
 
Мы шли по дороге уже втроём —  я, брат и мама, они вышли меня проводить.

Далеко зашли.
Ни людей, ни машин, только пыль и дорога, уходящая в бесконечность.
Посмотрел на ноги — на мне удобные сандалии.
Совсем не чувствую усталости.
 
Говорю маме:

— Может дойдёшь со мной уже до самого дома?

— Нет, отвечала она, - стара я и ноги уже не те, куда мне за моря ходить.

И повернула обратно.


Jan. 30th, 2011

Спроси её

Застывшая картинка
Закончится обрывом...

Пари до самой глянцевой поверхности
Разноцветных пазлов ландшафта
Зелёных клякс
Травы или мха
До самых залысин
Песчаных отмелей
Цвета охры.
 
Там воды по щиколотку!

Плыви, высекая брызги
До колышущихся пятен
Живых теней...
Нырни, взрывая воду
В тёмные дыры
Неведомых глубин...

Пока не придёт она
Зеркальный осколок мира
Человекоподобное существо
Играющее разноцветными отражениями
Похожая на лоскутное одеяло мыслей.

Она обнимет крепко
Закатает в ковёр себя
И закружит
Увлекая с собой
В невесомое скольжение
Между глазурным морем
И отражением небес...

Совсем как водомерка!

Спроси её, кто она.

Мне она ответила:

— "Я та, кого ты приманил блеском глаз — искрой твоего любопытства..."

Интересно, что она ответит тебе...

Previous 20